ENG
Новости

Путешествие в сердце Евразии

В преддверии намеченного на 28 ноября XVIII Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана, на площадке которого ожидается встреча глав обоих государств Касым-Жомарта Токаева и Владимира Путина, корреспондент «Комсомолки» проехался по маршруту Оренбург-Новотроицк-Орск-Ясный-Саракташ-Оренбург, чтобы выяснить, какие промышленные объекты соседнего региона могут быть потенциально интересны казахстанскому бизнесу.

23.11.2022

В моем представлении Оренбургская область всегда была сельскохозяйственным регионом: привычная мне, как казахстанцу, бескрайняя степь, 280 солнечных дней в году — налицо все условия для развития сельского хозяйства. И в принципе так оно и есть: больше половины территории области — это пахотная земля, 80% которой — чернозем. Когда мы покупаем качественные дорогие макароны и читаем на упаковке «сделано исключительно из твердой пшеницы», то значительная часть этой высококачественной пшеницы в России выращивается именно на оренбургской земле. Как и 40% всех российских арбузов и дынь. Но не пшеницей единой. Оренбуржье — это и самое большое в России нефтегазоконденсатное месторождение вместе с крупнейшим в мире газоперерабатывающим заводом, и десятки мощных предприятий в области топливной промышленности, тяжелого машиностроения, черной и цветной металлургии. В расположенном в 400 километрах от Оренбурга городе Ясном расположено как раз одно из таких предприятий — горно-обогатительный комбинат «Оренбургские минералы» — крупнейший мировой производитель «горного льна». Именно так поэтически красиво называется хризотиловый асбест — ценное сырье, которое где только не используется: от строительства до ракетостроения.

Ясный взгляд на точку роста

На первый взгляд Ясный — типичный моногородок, вся жизнь которого складывается вокруг градообразующего предприятия, однако в 2019-м город с населением 15 тысяч человек получил статус территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), второй в области после Новотроицка. Главное предназначение ТОСЭР — вдохнуть жизнь в моногород за счет преодоления зависимости от градообразующего предприятия и создания нового бизнеса и рабочих мест, привлечения инвесторов. Стать «точкой роста для региональной экономики», как в свое время заметил гендиректор «Оренбургских минералов» Андрей Гольм. Помочь в этом должно прежде всего льготное налогообложение.

Несколько таких предприятий, входящих в ТОСЭР и расположенных в индустриальном парке «Оренбургские минералы» в городе Ясном, стали следующей точкой моего путешествия. День выдался насыщенным. Колеся от одной «промки» к другой, в тот день «журналистско-блогерская бригада» намотала более тысячи километров, поэтому, подъезжая к Ясному, все были довольно уставшие. Но всю усталость как рукой сняло, когда мы подъехали к расположенному в степи рядом с городом Киембаевскому карьеру — одному из самых больших и активно разрабатываемых асбестовых карьеров в мире глубиной 285 метров.

Конечно, до своего чилийского медного собрата Чукикамата глубиной 850 метров ему далеко, но зрелище отнюдь не менее величественное. Копошащиеся внизу экскаваторы размером с трехэтажный дом сверху казались крошечными, так же как и снующие туда-сюда гигантские БелАЗы с колесами в два роста человека, а самый настоящий поезд, который по проложенной ж/д колее отвозил полученный асбест наверх, был один в один, как игрушечный из «Детского мира».

Техника имеет свойство ломаться, уж мне, как автомобилисту, это до боли знакомо, а учитывая, что техника здесь специфическая, то ремонтно-восстановительные работы требуют совершенно особой инфраструктуры. Поэтому пока журналистская братия самозабвенно «сэлфится» на фоне огромного карьера, расспрашиваю Аскара Ауешова, финансового директора «Оренбургских минералов», показывающего нам «свои владения» (кстати, Аскар казах, поэтому встречал гостей из Казахстана с особой теплотой), как все-таки это происходит.

— Основная масса техники в карьере — большегрузы, самосвалы и экскаваторы — самоходная, а та, что не может выехать, обслуживается прямо в карьере, — рассказывает Аскар. — Этим занимается предприятие «Восток-Спецтехсервис», то же СТО — только для спецтехники. Предприятие уникальное, потому что таких специалистов, способных обслуживать столь разношерстную технику — от комбайнов и экскаваторов до карьерных самосвалов грузоподъемностью свыше 90 тонн и буровых установок, нет нигде.

Главная задача этого предприятия — техническое обслуживание всех видов транспорта для добывающих предприятий, но не только: это и промышленная техника, сельскохозяйственная, техника общего назначения, всего более 30 разновидностей.

— На собственной ремонтной базе осуществляем текущий и капитальный ремонт всей линейки горнодобывающей техники, — говорит директор предприятия Владимир Щетинин. — А вообще, мы обслуживаем любую спецтехнику на промышленных предприятиях в радиусе 400 км от города Ясный.

Быстрая фотосессия в ковшах огромных экскаваторов — и едем на следующее предприятие индустриального кластера — машиностроительный завод «УралПромМаш». Его конек — производство и ремонт оборудования для горнодобывающих предприятий — конвейеры, дробилки, ковши экскаваторов, а также для атомной и нефтегазовой промышленности.

— Только сейчас отгрузили партию оборудования на Курскую подстанцию, следующая партия готовится к отправке в Бангладеш, — сообщил Андрей Ерхов, директор «Уральских промышленных машин». — С Казахстаном мы активно сотрудничаем. Так, сейчас работаем над большим проектом, мы изготавливаем гидравлические прессы для «Костанайских минералов». Благо у нас на предприятии есть собственные конструкторские бюро, которые позволяют проектировать насосное и горное оборудование любой сложности.

В прошлом году товарооборот Казахстана с Россией превысил рекордные 24 млрд долларов. По словам посла РК в РФ Ермека Кошербаева, на август 2022-го объем товарооборота двух стран уже составил 16 млрд долларов.

— Теперь нужно думать над качественным наполнением товарооборота, переходить от сырьевой направленности к поставкам продуктов с высокой добавленной стоимостью, — отметил Ермек Кошербаев.

Следующее предприятие, где мы побывали, производит как раз такую продукцию.

Без своих бурильных установок — всему труба

Для меня, зачитывающегося в детстве романом Жюля Верна «Путешествие к центру Земли», всегда было интересно, сколько километров до этого самого пресловутого центра и насколько реально до него «пробуриться». Ближе всех к нему подобрались советские геологи со своей Кольской сверхглубокой на 12 262 метра. У буровых установок, которые создают на заводе бурового оборудования в Оренбурге, совсем другое предназначение — они используются при добыче золота, урана, угля и других твердых полезных ископаемых. Так именно с их помощью «Алроса», крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, добывает алмазы.

В 2003 году, когда на основанный в 1957 году завод пришла новая команда, персонал, по воспоминаниям ветеранов предприятия, насчитывал 12 человек предпенсионного возраста, половина старого оборудования не работала, а через разбитые окна «гулял» сквозняк. Сегодня это один из главных поставщиков буровых станков в России и СНГ, конкурирующий с лучшими мировыми производителями. Парадокс, но после введенных Западом санкций против России объем производства на заводе вырос почти на треть, предприятие испытывает свой звездный час. А российские корпорации-гиганты, занимающиеся добычей золота или алмазов после санкционного запрета на продажу российским компаниям оборудования для бурения, вдруг выяснили, что в России есть свои предприятия, которые делают его в соответствии с самыми строгими мировыми стандартами и которые, по оценкам специалистов,

по соотношению цена-качество превосходят свои шведские и канадские аналоги. Так, в 2014 году начались поставки первых наземных буровых установок ZBO S15, которые бурят скважины глубиной до 1600 метров, в том числе в экстремальных климатических условиях. Сегодня завод в рамках импортозамещения перешел на их серийное производство.

— Собственный склад запасных частей и налаженная логистика гарантируют кратчайшие сроки замены деталей, — подчеркнул инженер-технолог Артем Аристархов. — Для стопроцентной гарантии высокого качества продукции завод организовал экспериментальный буровой участок, на котором в реальных условиях эксплуатируется все: от инструментов до буровых установок.

Чем полезно для Казахстана?

Для казахстанских заказчиков сотрудничество с данными предприятиями выгодно прежде всего тем, что и те, и другие находятся на территории ЕАЭС, и, соответственно, отпадает необходимость уплаты таможенных пошлин. Еще один немаловажный момент: поскольку российская система сертификации действительна на всем пространстве Евразийского экономического союза, у казахстанских покупателей отпадает необходимость в дополнительной документации, связанной с техническим регулированием и признанием лицензии в своей стране.

О «крафтовом» производстве знаменитых оренбургских пуховых платков и о том, чем казахстанских туристов могут удивить в соседнем регионе, читайте в одном из следующих номеров «Комсомолки».

Источник
Поделиться
Комбинат «Волна» подвел предварительные итоги работы в 2022 году

На международной выставке оренбургская компания представила инновационную добавку для строительства дорог

Развивающиеся экономики: что может решить проблему жилищного голода

Больше новостей