ENG
Новости

Остапа Бендера тянет в тепло

Экологические мифы и громкие пиар-кампании как новый способ отъема денег в мировом масштабе.

30.05.2016

Не надо быть прорицателем, чтобы со стопроцентной точностью предсказать: в ближайшем будущем нас ждут крайне неприятные известия. С особой осторожностью нужно открывать сайты или издания экологической направленности – с их страниц на читателя хлынут цунами, песчаные бури, селевые потоки и облака промышленной пыли. И, конечно, панические прогнозы. Мы все погибнем! Планета на краю гибели! Катастрофа неизбежна, если срочно не выделить деньги…

На этом месте остановимся и перечитаем первый абзац, обратив особое внимание на слова «известия» и «прогнозы». Они в данном случае ключевые. Каких-то особых природных катаклизмов, скорее всего, не произойдет. Планета (как заверяют уже не пиарщики, а ученые) в ближайшее время точно не перегреется, ледники не растают, океаны из берегов не выйдут, промышленные выбросы не удушат мирно гуляющих обывателей, а также шуструю фауну и раскидистую флору. Тем не менее обо всем этом нам станут долго и упорно твердить. Страшные картины, панические слухи, трагические картинки… что еще надо, чтобы достичь вполне прагматичных целей, которые от экологии далеки примерно так же, как «озоновая дыра» в атмосфере от земной поверхности. Сводятся они к старым как мир задачам: собрать и поделить средства, добиться влияния, завоевать авторитет, продать свой товар и не допустить на рынок конкурентов. А сделать все это с применением массовой пиар-атаки, подковерных интриг и административного, корпоративного или государственного ресурса.

Именно в этой логике, по мнению многих экспертов, развивались и продолжаются самые громкие экологически ориентированные кампании последнего времени. Достаточно вспомнить шумиху вокруг «птичьего гриппа», на поверку оказавшуюся выгодной лишь определенным производителям вакцин и иммуномодуляторов. Или историю с объявленным вне закона фреоном – хладагентом для рефрижераторов и баллончиков. Независимое расследование выявило, что страшилки насчет «озоновых дыр», на которые якобы влияет попадание фреона в атмосферу, - не более чем щедро проплаченная кампания американского концерна DuPont в борьбе с конкурентами. К «дырам» фреон непричастен никаким боком, озон он может разрушать только в лабораторных пробирках, а поскольку этот газ в 4 раза тяжелее воздуха, на 30 км подняться не в силах и перелететь из «страны пребывания» в Антарктиду– тоже. Правда, к тому времени соперники уже были повержены и раздавлены, а DuPont наладил выпуск и продажу более дорогих хладагентов собственного производства. О фреоне и его влиянии на озоновый слой сейчас на трибунах международных организаций стыдливо не упоминают – как о веревке в доме повешенного. Где растворились и затем сконцентрировались миллиарды долларов, выделенных на борьбу с несуществующей угрозой, история также умалчивает. Холодильная промышленность ряда стран от сокрушительного удара так и не оправилась – DuPont же завоевал мировой рынок и, несмотря на репутационные потери, вполне доволен жизнью. Кстати, кроме фреона концерн активно боролся также с несгораемым материалом асбестом, утверждая, что он вызывает раковые опухоли и другие болезни. Дошло до запрета асбеста решением Еврокомиссии – воспротивилась которому только ВОЗ. Странным образом это совпало с продвижением на рынок синтетического заменителя асбеста – номекса (также дюпоновской разработки). Сейчас компания переходит от бизнеса в сфере химической промышленности к биотехнологическим изысканиям. Нетрудно предположить, какие «экологически нечистые» вещества рискуют вскоре «замереть в тревожном ожидании». Бизнес особенно успешен, когда удается воздействовать на кошелек потребителя, манипулируя его страхами и надеждами.

Борьба с озоновыми дырами в частности и с глобальным потеплением на планете в целом была одним из движущих мотивов для заключения Киотского протокола 1997 года, который формально действует и по сей день, но фактически свою силу утратил. Ему на смену должно прийти Парижское соглашение, которое в прошлом году одобрили на климатическом саммите в столице Франции представители 195 стран. 22 апреля в Нью-Йоркской штаб-квартире ООН документ подписали 175 государств, в том числе и Россия, 15 – уже ратифицировали его. На присоединение к Климатическому соглашению прочим странам отводится год, и можно не сомневаться, что агитация и пропаганда предложенных в нем мер пойдет в ближайшее время с небывалым размахом.

Одна из новаций – так называемый углеродный сбор, который развитые страны-экспортеры нефти, газа и угля должны будут отчислять в некий Зеленый фонд общим объемов в 100 млрд долларов для технологической и прочей помощи слаборазвитым странам в уменьшении выбросов углекислого газа в атмосферу. Утверждается, что таким образом можно будет снизить «парниковый эффект» и остановить глобальное потепление на планете, чреватое (как утверждают авторы идеи) то засухами, то наводнениями, то прочими природными бедствиями. «Вы же видите, какие сейчас в Европе теплые зимы? Вот!»

Уже сейчас только европейские страны тратят на борьбу с глобальным потеплением от 130 до 200 миллиардов долларов в год. Идет активное привлечение инвесторов для экопрограмм, лидеров государств агитируют подписывать все новые документы, предполагающие многомиллиардные отчисления на эти цели в специально учрежденные фонды. Особенно активно такую политику проводят Соединенные Штаты, Великобритания и их ближайшие политические соратники. Барак Обама, в частности, в своем телевыступлении заявил, что глобальный договор по климату – это «лучший шанс спасти планету», особенно подчеркнув, что в подобных начинаниях Америка всегда должна занимать позицию лидера.

Однако ученые все чаще и чаще называют теорию глобального потепления ошибкой или еще резче - «антинаучным надувательством и пропагандой» (так выразился, в частности, заведующий лабораторией Института океанологии РАН профессор Сергей Гулев). Под его словами подписались бы еще многие специалисты из разных стран. Они разъясняют: это уровень углекислого газа в атмосфере зависит от температуры околоземного воздуха, а не наоборот. «Отвечает» же за пресловутый «парник» Мировой океан, которые ежегодно выбрасывает в атмосферу 80 гигатонн СО2, тогда как человечество со всеми его заводами, автомобилями и гниющими свалками – лишь 7 гигатонн. Не выдерживают научной критики рассказы о том, что таяние ледников приведет к резкому повышению уровня Мирового океана. Специалисты вообще не видят причин винить «человеческий фактор» в серьезных изменениях климата – ему такое не под силу. Многие из показателей, на которые ссылаются авторы «экологических страшилок», отмечались задолго до появления людей на Земле как отдельного биологического вида.

Куда ни посмотри, всюду обнаруживается множество натяжек, несостыковок и откровенной дезинформации, рассчитанной на эмоциональную, но не слишком образованную массовую аудиторию. Методы подсчета сумм, которые различные страны оказываются «должны» мировой экологии, зачастую выглядят весьма спорными. При этом западная методика оценки выбросов парниковых газов не видит разницы между тропическими лесами и северным климатом, не учитывает поглощающую способность лугов, тундры или болот – в результате выходит, что 851 млн га российских лесов поглощают лишь 234 млн тонн СО2 в год, а 308,4 млн га американских – 1001 млн тонн в год. Страны-плательщики попадают в заведомо неравные условия из-за структурных особенностей своих экономик, и это резко «перекашивает» систему конкуренции на мировом рынке – несложно угадать, в чью пользу. Кстати, система взимания углеродного сбора с развитых стран-экспортеров западному бизнесу очень выгодна: свои производства (а с ними и выбросы СО2 ) он давно успел перенести в развивающиеся государства. Нет огромных платежей – ниже себестоимость и цена – конкуренты, берегитесь!

Именно поэтому позиция многих промышленно развитых стран в экологических вопросах достаточно сдержанна, оплачивать слишком громкую риторику за счет собственных бюджетов они не торопятся. И не потому, что не радеют за судьбы планеты, – просто не хотят в очередной раз оказаться в роли «законопослушных, но одураченных». Свои обоснованные возражения против положений Киотского протокола, Парижского соглашения и прочих глобальных экодокументов уже не первый год выдвигают Китай, Индия, Бразилия, ЮАР. В вопросе уменьшения выбросов углекислого газа высказала свою позицию и Россия: меры по сокращению объемов выбросов нами уже приняты, и уровень снижения глобальных выбросов парниковых газов у РФ с 90-х годов самый значительный среди стран «большой восьмерки». Кстати, согласно Киотскому протоколу каждая страна получала квоты на выбросы парниковых газов и могла продать неиспользованные излишки другим странам. Российские компании с 2011 года заработали бы на этом около 1,5 млрд евро, поскольку квоты оставались не выбранными до конца. Сейчас на нас собираются «повесить» другие расходы, которые в эпоху кризиса могут стать крайне болезненными для ведущих, бюджетообразующих отраслей экономики РФ – угле-, нефте- и газодобычи, энергетики, транспорта и пр. Ради туманных целей «спасения развивающихся стран» они обязаны будут отдать от 4 до 15% своей прибыли. Эти средства сейчас и в России не лишние, они вполне могли бы пойти на благотворительные и социальные проекты не за пределами, а внутри нашей страны, на развитие производства, на постепенное преодоление последствий кризиса. Однако – «не судьба». Кому-то гораздо выгоднее, чтобы темпы роста экономики РФ и дальше замедлялись, резервы оставались скудными и на мировом рынке мы были «потише и поскромнее». Добавим к этому режим санкций (о которых в данном случае «забывают» - мол, торговать с вами не будем, а за экологию извольте заплатить все равно), мое мнение, что провокационные и, по сути, рейдерские акции активистов «Гринписа», после которых дипломаты и юристы долго улаживают международные скандалы, явные двойные стандарты в подходе к оценке российского вклада в экологическую безопасность со стороны ряда структур мирового уровня, где тон задают западные страны, – и сомнения обретают под собой почву.

Пока ученые и эксперты спорят и разоблачают фальшивки, глобальные пиарщики тоже не дремлют и используют все доступные им ресурсы влияния на международные организации, бизнес и общественное мнение, чтобы добиться ассигнования все больших сумм на экологические программы (или акции, успешно под них замаскированные). Однако чем дальше, тем больше это напоминает персонажа бессмертного романа Ильфа и Петрова, который в качестве четыреста какого-то по счету способа относительно законного отъема денег у доверчивых граждан взимал плату «за Провал, чтобы не слишком провалился». Быть в роли его жертв с поправкой на новые времена и реалии – не слишком-то почтенное занятие. Есть «конвенции», которые лучше нарушить, чем соблюдать, чтобы не стать жертвой очередных проходимцев.

Источник
Поделиться
Комбинат "Ураласбест" подписал договор с Горным университетом

Вместе в будущее: Вьетнам и «Хризотиловая ассоциация» подписали меморандум о сотрудничестве

Безопасность и асбест: пожарные озвучили список противопожарных рекомендаций

Больше новостей