ENG
Новости

«Мою уверенность в хризотиле никто не поколеблет», - Серик Ибраев.

Жилищное и дорожное строительство в Казахстане набирает обороты. Хризотиловая промышленность тоже наращивает производство, возвращая хризотил-асбесту репутацию высокоэффективного, практичного при этом недорого и доступного компонента, широко используемого в строительстве и промышленности.

19.01.2018

На мировом рынке доля казахстанского хризотила составляет больше 10%. По объемам производства мы занимаем четвертое место. Есть все предпосылки для дальнейшего роста. Но антиасбестовая истерия, спровоцированная влиятельными европейскими корпорациями, продолжает будоражить умы людей.

Рынок пытаются завоевать безасбестовые технологии, хотя наука говорит о безопасности хризотила. Насколько он опасен для здоровья и опасен ли вообще? Беседуем с заведующим научно-исследовательской санитарно-гигиенической лаборатории НИЦ КГМУ, доктором медицинских наук, профессором Сериком Ибраевым.

- Серик Айтмакович, на протяжении многих лет ваш центр ведет исследования по влиянию хризотил-асбестового производства на людей и окружающую среду.

- Инициатором этих исследований я стал еще 10 лет назад. Являясь в то время заместителем директора Национального центра гигиены труда и профзаболеваний, писал письма все промышленные предприятия Казахстана с целью реализации двух программ: исследование условия труда работающих и проведение среди них медосмотра. В числе откликнувшихся на письмо стал комбинат «Джетыгара Асбест» (ныне АО «Костанайские минералы» - авт.) Так началась моя история знакомства с единственным предприятием страны, занимающимся добычей и обогащением руд хризотила.

В течение 2007 года мы проводили в Житикаре, где находится комбинат, пилотное исследование по нескольким направлениям: определяли состояние окружающей среды, проводили анализ заболеваемости, в том числе раком легких, проверяли условия труда на асбестовом комбинате и смотрели состояние здоровья работников. С результатами этих исследований руководство комбината отчитывалось перед Министерством экономики и Правительством РК.

- Что показали результаты?

- Весьма интересную картину. Окружающая среда Житикаринского региона была загрязнена больше не хризотиловой пылью, как многие предполагают, а ртутью. Мы провели сравнительный анализ заболеваемостей по республике, взяв крупные промышленные города: Жезказган, Караганду, Балхаш, Темиртау, Костанайскую область. Заболеваемость в Житикаре, как общая, так и онкологией оказалась намного ниже средне-республиканских показателей. К слову, таковой она является и сейчас.

Тогда по медицинским осмотрам выявили группу лиц, имеющих единичные жалобы. Их направили в клинику Национального центра гигиены труда и профзаболеваний для углубленного обследования и реабилитации. Они в течение 5-6 лет проходили лечение, а после были сняты с учета в виду полного выздоровления. Практика продолжается до сих пор.

Именно житикаринский комбинат стал одним из первопроходцев в области реабилитации и оздоровления рабочих. В истории казахстанской медицины, в частности медицины труда, это были первые шаги. В итоге вся наша годовая пилотная программа, о которой я упоминал ранее, увенчалась постановлением Правительства о том, что народному хозяйству РК необходимо функционирование Джетыгаринского комбината при условии контролируемого использования хризотила. С тех пор проводятся ежегодные мероприятия по двум направлениям: первое – контролируемое использование хризотила, второе – его защита.

- Люди болели асбестозом (болезнь легких)?

- Нет. За 40 лет был зафиксирован всего один случай асбестоза. И то диагноз был поставлен, скорее всего, по ошибке. Говоря о профзаболеваниях, мы не имеем в виду асбестоз. Существует ряд других, которые существуют на всех производствах. К хризотиловой промышленности можно отнести связанные с шумом, вибрацией, недостаточной освещённостью, неблагоприятным микроклиматом, тяжестью труда.

Сегодня под эгидой грантов Министерства образования науки РК мы изучаем влияние нано-частиц хризотила на организм, занимаемся разработкой автоматизированной системы управления здоровьем на предприятии. В 2018-м планирую выпустить монографию по всем исследовательским работам, проводимым с 2007 года.

- Что этой работой вы хотите показать?

- Хризотил абсолютно безопасен при контролируемом использовании. Мою уверенность в его безопасности никто не поколеблет. Ряд международных исследований это доказывают, но не хватает более углубленного изучения минерала, в т.ч. на клеточно-малекулярном уровне.

Меня крайне возмущает, что сторонники запрета хризотила не делают никакого различия между видами асбеста. Швейцарский токсиколог Давид Бернштейн давно доказал, что в отличие от амфиболового асбеста, хризотил растворяется в кислой среде организма и выводится из него за 4-5 дней. Амфибол растворяется в щелочной среде, поэтому имеет свойство накапливаться в организме и приводить к серьезным заболеваниям. Этот же ученый установил, что чем устойчивее вещество, тем опаснее для здоровья. Но заменители асбестовых волокон устойчивее: керамическое волокно имеет период полураспада 60 дней, арамидное - до 90 дней, целлюлозное - более 1000 дней.

- Вы все время аппелируете к термину: контролируемое использование. Это несколько настораживает.

- На промышленном предприятии производство должно быть контролируемым. Любое вещество, в зависимости от дозы, может влиять на самочувствие людей. В данном случае контролировать надо концентрацию волокна в воздухе. АО «Костанайские минералы» в этом плане – одно из лучших в стране. Наблюдаются колоссальные сдвиги в области минимизации влияния хризотила на здоровье и окружающую среду. Регулярный мониторинг атмосферного воздуха показывает снижение загрязнённости волокнами хризотила. Случаи профзаболеваний стали редки, благодаря комплексной программе на основе определения рисков. Кроме того, Предприятие само выступает инициатором исследований влияния хризотила на организм человека и окружающую среду.

В противовес возьмите угольные шахты Карагандинского бассейна. Очень часто встречается селикоз (склерозирование тканей легкого), профзаболевание, которому подвержены шахтеры и угольщики.

- Получается, зря в ряде Европейских стран, боясь хризотила, меняли шифер и асбестоцементные трубы?

- Все твердые материалы, где используется хризотил-асбест, абсолютно безопасны. В готовой продукции минерал никак не может повлиять ни на окружающую среду, ни на здоровье человека. Более того, эти материалы долговечны и экологически чистые. В них не разводятся микроорганизмы, они не горят.

- Как вы думаете, кто все-таки победит в этой борьбе? Ведь влиятельные европейские корпорации, если вспомнить некоторые факты, сбросили за борт не одно неугодное им вещество...

- Хризотил существовал, существует, и будет существовать. Я в этом убеждён. Под эгидой его контролируемого использования. И этот пример, повторюсь, должен быть взят на вооружение другими предприятиями страны. Должно быть контролируемое использование угля, полиметаллов, да и вообще продуктов всей горнодобывающей промышленности.

Источник
Поделиться
«Сибирский цемент» выступил партнером конкурса журналистского мастерства «СИБИРЬ.ПРО»

Волжский АТИ 55 лет назад выпустил первую партию паронита

Чистая прибыль компании "БЕЛАЦИ" за I квартал 2019 года выросла в 2,68 раза до 2,72 млн. руб.

Больше новостей