Мы в социальных сетях



ПАРТНЕРЫ

АКТЫ И РЕШЕНИЯ

Мифы и реальность, логика антиасбестовых активистов

Претензии антиасбестовой группы В действительности реальность такова
Асбест является канцерогеном, и единственным способом защитить здоровье рабочих и населения является запрещение его использования.
Как это признала Международная организация труда (МОТ) в 1986 г., а затем и многие страны, регулирование по использованию асбеста должно основываться на научной реальности, а не на ощущениях или бизнес интересах.

Около пятисот других продуктов и промышленных процессов признаны канцерогенными, но это не значит, что мы должны запретить их использование. В дополнение к МОТ многие международные организации предпочитают контролирующий подход, нежели запрет.
Опасность от асбеста хорошо известна, и его влияние на здоровье подтверждено документально с начала 20го столетия. Исследования показывают, что:
а) Асбест является канцерогеном для человека, и порог воздействия неизвестен.
б) Хризотил связан с асбестозом, легочным канцерогеном, и мезотелиомой, основанной на уровне воздействия.
с) Риск развития рака легких или мезотилиомы возникает у пользователей продуктов, содержащих асбест, или населения, подвергающего его воздействию.  

Воздействие различных волокон асбеста на здоровье хорошо известно и подтверждено документально. Существует научное единодушие по факту, что волокна группы амфибола в 100-500 раз более вредны для здоровья, чем хризотил, в частности для мезотелиомы.

Путаница, умышленно поддерживаемая противниками асбеста, когда не делается различия между отдельными видами асбеста - амфиболами и хризотилом, несмотря на то, что тип, геологический источник, использование и влияние на здоровье радикально различны.

Касательно самого существования порога, пока не существует единого мнения по поводу уровня, на котором он установлен, и научное общество признает, что этот порог существует. Были исследованы группы, представляющие десятки тысяч рабочих, подвергшихся воздействию только хризотила на уровнях концентрации ниже 2 волокон/см3, и они не показывают чрезмерное увеличение уровня заболеваний по отношению к основному населению. Промышленные болезни, относимые к использованию асбеста, таким образом, являются результатом чрезвычайного и продолжительного воздействия хризотила или воздействия амфиболов.

Вот главным образом, почему МОТ отметила, что вопрос асбеста является вопросом индустриальной гигиены, и не относится к здоровью населения. Из-за латентного периода случаи рака или асбетоза, наблюдаемые сегодня, являются результатом прошлых рабочих условий, которые сегодня не применяются.    
Международное Агентство по Исследованиям Рака (IARC - ВОЗ) признала асбест канцерогеном 1 типа.  В связи с этим его использование должно быть запрещено.
Из-за того, что все типы асбеста использовались в прошлом неправильно, мы знаем, что хризотил и амфиболы классифицированы как канцерогены 1-ой категории (испытанные канцерогенные агенты), такие как кадмий, хром, никелевый состав, кварц, солнечная радиация, винил хлорид, алкогольные напитки, соленая рыба, табак, древесная пыль, производство и ремонт обуви, производство мебели, литье железа и стали и резиновая промышленность.

Классификация Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) устанавливает опасность субстанции, а не риск. Следовательно, то, что субстанция классифицирована в группу 1, не значит, что мы должны запретить ее использование, а только то, что это должно строго контролироваться. 
Все типы асбеста опасны - поэтому разграничение между хризотилом и амфиболами чисто семантическое.
Во-первых, в том факте, что асбест-хризотил и волокна в группе "амфибол" регулируются по-разному, нет ничего нового. Данный раздвоенный подход существует в Конвенции 162 по безопасному использованию асбеста, выпущенной Международной Организацией Труда. Поскольку асбест - это скорее торговое имя, чем технический термин, соответственно, регулирование принимает во внимание основные различия между типами волокон. Более того, существует много исследований и международных соглашений, показывающих, что волокна хризотила (белого асбеста) определенно менее опасны. Данная уверенность является основанием Конвенции МОТ, а также норм большинства стран в мире.

Два значительных научных события недавно подтвердили этот факт: (1) группа ученых по поручению Управления по охране окружающей среды единогласно согласились, что исследования по эпидемиологии указывают на то, что канцерогенный потенциал волокон амфибола в сто раз (100 х) выше волокон хризотила.

(2) Важное исследование по биологической живучести (биоперсистентности) хризотила в легких показало, приняв во внимание всю научную литературу на сегодняшний день, что отчет по данному исследованию предоставляет твердые новые данные, ясно подтверждающие разницу, с эпидемиологической точки зрения, между хризотилом и амфиболами (1).

Хризотил сравнили с амфиболами и наиболее широко используемыми искусственными волокнами-заменителями. В результате были получены убедительные доказательства опасности амфиболов и заменителей

Полупериод очистки легких от волокон хризотила, т.е. количество суток необходимых для удаления 50% волокон, остающихся в легких после окончания периода воздействия составляет приблизительно 15 дней.

Для сравнения, период полураспада амфиболового асбеста (амозит) составляет около 466 дней, керамическое волокно имеет период полураспада 60 дней, арамидное волокно до 90 дней, а целлюлозное волокно более 1000 дней.

Данное фундаментальное отличие также признано группой экспертов при Всемирной Организации Здравоохранения, которая в 1989 г. на основании научных данных рекомендовала, что асбест-хризотил должен быть отрегулирован на уровне 1 волокно на 1 кубический сантиметр, в то время как амфиболы должны быть запрещены.

Таким образом, более 60 стран приняли данный принцип безопасного использования хризотила с разрешенным уровнем воздействия в соответствии с данной рекомендацией. .
Контролируемое использование хризотила не принимает во внимание латентный период болезни, связанной с асбестом, который может длиться до 30 лет перед тем, как болезнь проявится.
Научная реальность, состоит в том, что для основного населения опасные для здоровья вещества в высокоплотных продуктах, содержащих хризотил (шифер, трубы, тормоза, пластик, обработанная ткань) не обнаруживаются.  Что касается рабочих, то закон требует от потребителей хризотила вводить контролирующие меры, позволяющие защитить здоровье рабочих.

Введением запрета на амфиболы власти значительно снизили будущие случаи мезотелиомы, которая не обнаруживается у подвергшихся вредному воздействию до окончания латентного периода.
Профилактические меры недостаточны для того, чтобы защитить здоровье рабочих. Рабочих часто просто не учат как применять данные меры или вводить безопасные методы. В семидесятых НИПЗБ (США) заявлял, что только запрет на асбест может обеспечить полную защиту от канцерогенного эффекта данного продукта.
Профилактические методы были предложены в конце семидесятых и объединены МОТ в Строительных нормах и правилах по асбесту в 1984 г. Они доказали свою применимость и эффективность. Все строительные материалы содержат элементы, которые могут быть вредны для здоровья рабочих, если используются неправильно. Рабочие должны убедиться, что используют надлежащее оборудование и рекомендуемые методы работы, независимо от того, какие материалы они используют. Это относится как к хризотилу, так и ко многим другим субстанциям, которые иногда даже более вредны.

Позиция Национального Института Профессионального здоровья и безопасности (НИПЗБ) США отчасти основана на фактах, полученных в начале семидесятых, когда воздействие различных типов асбеста на здоровье еще также не было документировано.

Конгресс в июле 2001 года, директора Управления Профессионального здоровья и безопасности (УПЗБ) и НИПЗБ выразили свой протест касательно запрета хризотила и заявили, что в сегодняшнем законодательстве отражены пункты по надлежащей защите рабочих (3) (Внут. информация УПЗБ - 6 августа 2001).
Строительные правила и нормы МОТ призывают к постоянному обучению рабочих, и последняя рекомендация этой организации, в частности после принятия Строительных правил и норм по использованию стекловолокна, призывает к усиленному обучению рабочих всех компаний.
Безопасное использование - это утопия по нескольким причинам:
а) Любое частное лицо, незнакомое с безопасными рабочими методами, может купить асбест.  
б)  Основное население подвергается риску из-за продуктов, содержащих асбест.
в) Применение контролирующих методов невозможно. Мы должны следовать примеру  Европейского Союза, который запретил асбест.

Европейские ученые показали, что на основании обстоятельств определенные уровни воздействия существенно высоки, чтобы представлять риск возникновения болезней, связанных с асбестом.

Хризотил не продается частным лицам на протяжении уже долгого времени, хотя некоторые группы утверждают обратное. Перевозка осуществляется только уполномоченными компаниями, которые применяют нормы, установленные в Строительных правилах и нормах МОТ.

Что касается конечных продуктов, то уже много раз было продемонстрировано, что они не представляют собой риска для основного населения. Продукты, производимые в течение примерно последних 20 лет инкапсулировали волокна асбеста в твердые материалы, такие как цемент или смола. 

Условия, описываемые последователями запрета, такими как Ban Asbestos, не существуют уже много лет в отношении хризотила. Однако условия, которые они описывают как опасные для здоровья, применимы к волокнам-заменителям и ко многим другим опасным нерегулируемым продуктам. Это мнение, основанное на впечатлениях и реальности, которые уже не существуют. Данное преувеличение реальности безосновательно.

Около 60 стран приняли принципы контролируемого использования. Хризотил легко контролировать и он может быть использован абсолютно безопасно. Почему будет проще работать с потенциально вредными волокнами-заменителями, если никогда не было показано, что они безопаснее хризотила и не было сказано, что они не подлежат регулированию для защиты здоровья рабочих?

На претензии адвокатов Ban Asbestos  Соединенные Штаты повторили свою уверенность в принципах безопасного использования во время публичных слушаний на Конгрессе в июле 2001 г. и в мандате, выданном Управлением по охране окружающей среды (УООС) группе экспертов в мае 2000 г.

В Европе запрет был приветствован всем промышленным миром только в связи с деловыми интересами. "Установленные обстоятельства", на которые ссылается группа противников асбеста, существовали в семидесятые годы. Данные обстоятельства привели ко многим случаям промышленных заболеваний, которые диагностируются только сегодня и могут быть приписаны к данному материалу.

В то же время рабочие могли быть подвергнуты воздействию средней концентрацией намного выше, чем 20 волокон/см3.  Сегодня же измеримая концентрация на местах, где работают с хризотилом, менее 1 волокна/см3. На данном уровне риска для здоровья не обнаружено.
Весь мир склоняется к запрещению. Нам необходимо следовать данной тенденции. Международные эксперты поддерживают запрет. В качестве доказательства ИНСЕРМ (Франция) заявляет, что хризотил не может быть диссоциирован, так как является причиной возникновения плевральной мезотелиомы. Всемирная Торговая Организация (ВТО) заявила, что ни одна страна не может заявлять о внедрении управления риском использования опасной субстанции без способствования ее замещению.
Противники использования хризотила очень непредусмотрительны в выборе цитат, соответствующих их точкам зрения и целям, но не представляют мнения экспертов международных организаций.

Что до экспертов, созванных ВОЗ, МОТ и УООС в США, и это только некоторые организации, то они поддерживают контролируемое использование хризотила.  Кроме того, данные организации обладают гораздо большей квалификацией и доверием, чем данные группы борцов из разных мест. Такая целостная компетенция Института национал де санти эт де ресерче медикал (ИНСЕРМ, Франция) была подвергнута критике коллегами, занимающими более политическую, нежели научную позицию.

Что касается отчета ВТО, то участники дискуссии разъяснили, что вопрос, который обсуждается группой экспертов, был деловым вопросом и никаких определений в области здравоохранения не было сделано, тема здоровья была за пределами их полномочий.
Асбест в основном используется в странах, где нет никаких норм касательно его использования, и с ним работают необученные рабочие, у которых нет доступа к медицинскому обследованию.
26 стран ратифицировали Конвенцию 162 по безопасному использованию асбеста, и около 40 других включили ее принципы в национальные законы или нормы. С 1986 г. Институт Асбеста при сотрудничестве с МОТ организовал семинары и тренинги во многих странах для обеспечения того, что пользователи волокон хризотила обладали необходимыми знаниями и оборудованием для безопасной работы.
Замещение асбеста возможно.
Замещение хризотила другими промышленными волокнами технически возможно. Когда европейские страны потребовали ввозить продукты, не содержащие хризотил, производители разработали производственный процесс, при котором используется один или более альтернативных продуктов.

Прежде всего, конечные продукты, произведенные без хризотила, дороже и хуже по качеству, чем содержащие хризотил, и никогда они не были научно признаны менее опасными для здоровья.

Если европейский рынок может позволить себе такую роскошь, как использование более дорогих, менее долговечных и неконтролируемых продуктов, он может делать это. Но почему нужно навязывать такой способ другим странам? Как мы увидели, в Чили, Англии, Италии и Франции продукты, не содержащие хризотил, продавались благодаря дискредитирующей кампании в отношении хризотила, приведшей к его запрещению, таким образом, открыв рынок для новых продуктов, в связи с которыми возникло много технических проблем, когда их использование стало широко распространенным.

Во-вторых, волокна, обычно использованные для замещения хризотила, такие как целлюлоза, волокно арамида и керамическое волокно, дольше выводятся из легочной ткани и в связи с этим потенциально более опасны для здоровья.

Запретив использование хризотила  с отговоркой о защите рабочих, возникла вероятность создания противоположного эффекта продвижением развития неконтролируемых волокон, которые, возможно, более опасны для здоровья рабочих.
Всемирной тенденцией является склонность к запрещению всех типов асбеста. Более того, страны готовятся к тому, чтобы включить все типы асбеста в Роттердамскую Конвенцию.
Говорить о европейской кампании как о мировой тенденции является преувеличением. Страны Европейского Союза приняли принципы запрета на хризотил, действующие до 2005 г., и поощряют другие страны сделать тоже самое для открытия рынка волокон-заменителей. За пределами Европы менее дюжины стран следуют этому. Любопытно, что это страны, экспортирующие волокна-заменители, такие как Австралия и Чили.

Является ли это тенденцией, учитывая, что более 60 стран приняли принципы контролируемого использования, предложенного МОТ, в своих законодательствах, затрагивающих хризотил?

Говоря о Роттердамской Конвенции мы должны, прежде всего разъяснить, что подписавшие страны изучают запрос от Европейского Союза, Чили и Австралии, требующие от стран-импортеров иметь лицензию  на использование хризотила. Данная мера, которая не имеет ничего общего с запретом, ближе к принципам разумного использования, предложенного международной индустрией хризотила в 1996 г.
Страны несут ответственность за принятие всех необходимых мер для защиты здоровья рабочих и населения. Запрет на асбест является одной из таких обязательных мер.
Принятием закона, поддерживающим контролируемое использование хризотила, регулирующие власти в разных странах демонстрируют свое беспокойство о защите здоровья и безопасности рабочих, при обеспечении потребителей долговечной, недорогой и абсолютно безопасной продукцией. Более того, данное законодательство совместимо с принципами, предложенными МОТ и ВОЗ.

Мы приветствуем решимость правительств, которая основывается на научных фактах, а не идет на поводу под давлением промышленности и политики. Очевидно, что скоро будет необходимо расширить меры, касающиеся хризотила, на все промышленное волокно, чья опасность (биологическая живучесть) выше или равна хризотилу. Это и будет настоящей заботой о защите здоровья рабочих и всего населения

Cм.
(1) Дэвид М. Бернштейн, Рик Рогерс, Пол Смит, Биоперсистенция канадского хризотил-асбеста после вдыхания, опубликовано в журнале Inhalation Toxicology,Ноябрь, 2003