Мы в социальных сетях



ПАРТНЕРЫ

АКТЫ И РЕШЕНИЯ

Хризотиловая ассоциация

Научный подход к проблеме безопасного использования хризотилового асбеста и изделий из него.

07.12.2017

Профессор С. Ибраев: Мою уверенность в безопасности хризотила никто не поколеблет

На мировом рынке доля казахстанского хризотила составляет больше десяти процентов. Среди стран, производящих хризотил, Казахстан, благодаря нашему предприятию, стоит на четвёртом месте. Горный лен в последние годы возвращает себе репутацию высокоэффективного, практичного, при этом недорогого и доступного компонента, широко используемого в строительстве и промышленности. 

Но антиасбестовая истерия, спровоцированная влиятельными европейскими корпорациями по производству синтетических волокон ещё в прошлом веке, продолжает будоражить умы жителей многих стран. На просторах интернета развёрнута настоящая информационная война. Неосведомлённым трудно разобрать, где правда, а где ложь. 

Наука же опирается только на факты. Не так давно удалось побеседовать с заведующим научно-исследовательской санитарно-гигиенической лаборатории НИЦ КГМУ, доктором медицинских наук, профессором С. А. Ибраевым:

- Серик Айтмакович, знаем, что на протяжении многих лет ваш центр, и Вы лично, ведёте исследования по влиянию хризотил-асбестового производства на население и окружающую среду. Что это за исследования?

- Инициатором этих исследований я стал еще десять лет назад. Являясь в то время заместителем директора Национального центра гигиены  труда и профзаболеваний, я писал письма на все промышленные предприятия Казахстана с целью реализовать две программы: исследование условия труда работающих и проведение среди них медицинского осмотра. В числе откликнувшихся на письмо, а их в то время были единицы, стал и ваш комбинат. Так началась моя история знакомства с единственным предприятием страны, занимающимся добычей и обогащением руд хризотила. 

В течение года я проводил в Житикаре, городе, где находится комбинат, пилотное исследование по нескольким направлениям. Первое – определяли состояние окружающей среды, второе – проводили анализ заболеваемости, в том числе раком легких, третье – проверяли условия труда на асбестовом комбинате и четвертое – смотрели состояние здоровья работников. С результатами этих исследований руководство комбината потом выступало и отчитывалось перед Министерством экономики и правительством.

- И что в то время показали результаты?

- А показали они весьма интересную картину. Окружающая среда Житикаринского региона была загрязнена больше не хризотиловой пылью, как многие предполагают, а ртутью. Что касается показателей исследования здоровья населения, то мы провели сравнительный анализ заболеваемостей по республике, взяв крупные промышленные города: Жезказган, Караганду, Балхаш, Темиртау, Костанайскую область. И получилось, что заболеваемость в Житикаре, как общая, так и онкологией, оказалась намного ниже средне-республиканских показателей. К слову, таковой она является и сейчас. 

По условиям труда: запылённость в комбинате на рабочих местах, на отдельных участках превышала допустимые показатели, но в основном была в пределах нормативов. По медицинским осмотрам была выявлена первая группа лиц, так называемая группа риска, имеющая единичные жалобы. Мы их направили в клинику Национального центра гигиены труда и профзаболеваний для углубленного обследования и реабилитации, где они в течение пяти-шести лет проходили все мероприятия, а после были сняты с учета в виду полного выздоровления. Эта практика продолжается до сих пор.

В истории казахстанской медицины, в частности медицины труда, это были первые шаги. И асбестовый комбинат стал в этом деле одним из первопроходцев. 

В итоге наша годовая пилотная программа увенчалась постановлением правительства за подписью  К. Масимова о том, что народному хозяйству Республики Казахстан необходимо функционирование Джетыгаринского комбината при условии контролируемого использования хризотила.

С тех пор проводятся ежегодные мероприятия по двум направлениям: первое – контролируемое использование хризотила, второе – его защита. 

Под эгидой двух выигранных мной грантов Министерства образования науки РК мы проводим исследования более углубленного характера, изучаем влияние нано-частиц хризотила на организм. Кроме того, мы занимаемся разработкой автоматизированной системы управления здоровьем на предприятии.

И в 2018 году я планирую выпустить монографию по исследовательским работам, проводимым с 2007 года. Мой научный труд будет посвящён описанию воздействия хризотила на организм работающих.

- Этой работой вы хотите доказать безопасность хризотила?

- Безусловно.  При контролируемом использовании он абсолютно безопасен. Несмотря на то, что ряд международных исследований это уже доказывает, не хватает более углубленного изучения уникального минерала, изучение его на клеточно-молекулярном уровне. Нет системного подхода в этом вопросе. 

И меня крайне возмущает, что сторонники запрета хризотила не делают никакого различия между видами асбеста. Швейцарский токсиколог Давид Бернштейн давно доказал, что в отличие от амфиболового асбеста хризотил растворяется в кислой среде организма и выводится из него за 4-5 дней. Амфибол растворяется в щелочной среде, поэтому имеет свойство накапливаться в организме и приводить к серьезным заболеваниям.

- Кстати,  этот же ученый установил, что чем вещество устойчивее, тем оно опаснее для здоровья человека. Выяснилось, что заменители асбестовых волокон гораздо устойчивее: керамическое волокно имеет период полураспада 60 дней, арамидное волокно до 90 дней, а целлюлозное волокно более 1000 дней…

- Вот и я посоветовал бы антиасбестовым лобби заняться изучением химических волокон, которые гораздо вреднее природного материала. У них истерия на каждое доказательство безвредности хризотила, потому они что не могут дать ни одного научного факта его опасности. Эта борьба давно вышла за рамки научного мира и превратилась в коммерческую борьбу, имея политические и финансовые подоплёки. Я вам больше скажу: соленая рыба в сто раз опаснее, чем хризотил по своей канцерогенности. Никому не пришло в голову ее запретить…

- Вы все время аппелируете к термину: контролируемое использование. Может, это многих и настораживает?..

- Это не должно настораживать. На промышленном предприятии производство должно быть контролируемым, потому что любое вещество, в зависимости от дозы, может влиять на самочувствие людей. Контролировать надо концентрацию волокна в воздухе. И здесь приоритет отдаётся не выяснению - вреден минерал или не вреден,  а тому, что благодаря контролируемому использованию улучшаются условия труда работников, применяются новейшие методы профилактики профзаболеваний, проводится постоянная модернизация производства, огромный акцент ставится на охране труда и промышленной безопасности. Благодаря этому, сохраняется не только здоровье, но и профессиональные кадры. И АО «Костанайские минералы» в этом плане – одно из лучших предприятий страны. Я бы поставил его в пример  другим промышленным предприятиям Казахстана, где очень высокий процент профессиональных заболеваний. Возьмите, к примеру, угольные шахты Карагандинского бассейна. Очень часто у нас встречается силикоз (склерозирование тканей легкого), профзаболевание, которому подвержены шахтеры и угольщики.

В АО «КМ» же, наоборот, наблюдаются колоссальные сдвиги в области минимизации влияния хризотила на здоровье и окружающую среду. Регулярный мониторинг атмосферного воздуха показывает снижение загрязнённости волокнами хризотила, случаи профзаболевания стали редки, так служба охраны труда и промышленной безопасности предприятия АО «КМ» постоянно работает в этом направлении, разрабатывая комплексную программу на основе определения рисков. Кроме того, предприятие само выступает инициатором исследований влияния хризотила на организм человека и окружающую среду.

Наша лаборатория тоже сейчас вплотную занимается выявлением и анализом рисков, которые в будущем также лягут в основу профилактики профзаболеваний в хризотиловой отрасли.

- Получается, зря в ряде европейских стран, боясь хризотила, меняли шифер и асбестоцементные трубы?

- Все твёрдые материалы, где используется хризотил-асбест, абсолютно безопасны. В готовой продукции минерал никак не может повлиять ни на окружающую среду, ни на здоровье человека. Более того, эти материалы долговечны и экологически чистые, в них не разводятся никакие микроорганизмы и они не горят в огне. 

Американский президент Трамп, к примеру, ещё до своего президентства, будучи бизнесменом, объявил, что отказывается от снятия  штукатурки, где использовался хризотил. Он  запретил снимать штукатурку в  школах, зданиях больниц, понимая, что это абсурд.

Налицо опять-таки элементарная борьба за рынки сбыта, устроенная производителями химических заменителей.  - Как вы думаете, кто все-таки победит в этой борьбе? Ведь влиятельные европейские корпорации, если вспомнить некоторые факты, сбросили за борт не одно неугодное им вещество...

 - Хризотил существовал, существует и будет существовать. Я в этом убеждён. Под эгидой его контролируемого использования. Мою уверенность в безопасности хризотила никто не поколеблет. 

И этот пример, повторюсь, должен быть взят на вооружение другими предприятиями Казахстана. Должно быть контролируемое использование угля, полиметаллов, да и вообще продуктов всей горнодобывающей промышленности.

- Спасибо за беседу.

Источник